Sickert the Raven
Чаплину нужен был лишь парк, полицейский и красивая девушка, чтобы сделать комедию; мне, чтобы сделать трагедию, нужен лишь носок.
Я расскажу, как это было. Наверное, я выпил слишком мало рюмок (но назвать ли рюмками пластмассовые стаканчики?) водки, водки с грейпфрутовым и томатным соком. Отдельно.
Вчера мне было очень страшною. Страшно, когда я мыла пылесос, подметала пол.
А все потому что ЕЕ больше не было. Хотя она смотрела на нас из фотографии (не то, чтобы она смотрела прямо - на фото она разливала чай в пялки. Думаю, наши отражения в них были очень четкими, хоть и на фото-бумаге.). Простите мой русский. Сегодня я буду делать стилистические ошибки, достойны иностранца. Смиритесь и терпите.
Было очень страшно.
Но страшнее всего было на службе. Когда любой кусок гроба, который попадался мне на глаза из за спин стоящих, ощущался как резкое падение сердца в район желудка.
И этот розовый платок в цветочки... Господи, как же хотелось увидеть ее в кимоно. Живой. Вновь разливающей чай и носящейся по магазину с улыбкой на лице.
Но нет - была только накрашенное мертвое лицо. Как восковая маска.
И все пахло воском.
Я везла запах воска на своих волосах, платке, пальцах и внутренностях до самого кладбища.
И песок посыпался на гроб вместе со снегом. И свечи, и благовония.
Поклон.
Это странное чувство, когда смотришь на тело, на гроб... И знаешь, что человека больше там нет. Он где-то рядом.
Слушает, смеется и огорчается, когда все плачут.
Переливается всеми цветами радуги в чашке чая.
Как хотите.
А я увидела намек на бессмертие.

@темы: черное, черное небо